Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

РОДИНА ЗОВЕТ

Восемь раз раненный в первой мировой и в гражданской войнах, в нынешней войне был ранен девя­тый раз... Его брат, майор Пурмалис, после ранения близ Мурманска лечился в Уфе и теперь ехал в Москву для на­правления на фронт. В семье Пурмалисов было семь братьев, из которых четыре погибли на войне.

В Челябинске встретил нашего уполномоченного А. Баужу и вильнюсского юриста Б. В. Гродзинского, познако­мился с латвийскими и эстонскими уполномоченными. В Че­лябинской   области ряд колхозов   пострадал от неурожая.

Сработавшие там эвакуированные переживали большие труд­ности. Обо всем устно и письменно информировал председа­теля облисполкома А. А. Белобородова. Он поручил своему заместителю позаботиться о выделении продуктов, а также о помощи одеждой для эвакуированных. Секретарь обкома Н. С. Патоличев также обещал усилить заботу об эвакуиро­ванных, большинство которых составляли семьи ушедших в армию бойцов и командиров.

Новый, 1943 год я встречал в Куйбышеве. Из Москвы приехал сгтн Вильнюс, который теперь работал в Централь­ном Комитете комсомола Литвы. На Новый год нашему но­ворожденному, которого нарекли двойным именем ЮстасВинцас, исполнился ровно год. Впервые после 1939 года я встречал Новый год в кругу своей семьи: в канун 1940 года я находился в изгнании в Риге, 1941го — на обществен­ных встречах в Каунасском драматическом театре, в Доме профсоюзов и в Доме Красной Армии, а 1942го — в Сара­тове.

Продолжение встречи Нового года происходило в квар­тире уполномоченного М. ЮнчасаКучинскаса, где собралось много гостей, в большинстве выходцев из Литвы. Здесь я ближе познакомился с архитектором Йонасом Кумписом, который в 1915 году уехал из Литвы и долго жил в Петро­граде, затем в некоторых других городах России. Оказывает­ся, он уже собирался в Литву, но помешала война. Среди но­вогодних тостов, литовских и русских песен шли разговоры о положении на фронтах. Мы стремились перенестись мыс­лями в родную Литву. Как там под пятой гитлеровских оккупантов встречает Новый год литовский народ? Как от­мечают день Нового года наши партизаны? Мы не сомне­вались, что наступит день освобождения, и выражали на­дежды, что это будет уже в 1943 году.

Утром 2 января прозвучало сообщение Совинформбюро: наши войска освободили Великие Луки. Еще один крупный шаг по направлению к Прибалтике! В тот же день сын Виль­нюс возвращался в Москву, ибо должен был явиться к воен­ному комиссару как призывник 1943 года.

По предложению литовцев, живших в Куйбышеве, на­чался сбор средств на постройку эскадрильи самолетов «Со­ветская Литва». Эвакуированные граждане Советской Литвы собрали 1 миллион 25 тысяч рублей. Об этом сообщалось в опубликованном в газетах рапорте руководства Литовской ССР и Литовской дивизии. В Куйбышеве однажды я встретился с польскими това­рищами, родом из Вильнюса,— депутатом Верховного Со­вета Литовской ССР С. Ендриховским и Соколовским, Здесь они вели пропагандистскую работу, организовали радио­передачи из Куйбышева на польском языке, редактиро­вали польские издания. Мы говорили о злостной политике польских реакционных эмигрантов, которых ничему не на­учили трагические события сентября 1989 года. Реакцио­неры открыто выражали свои притязания не только па Вильнюс, но и на всю Литву, так же как и на земли Запад­ной Белоруссии, Западной Украины. В то время как следо­вало сосредоточить все усилия для удара на главном на­правлении советскогерманского фронта, от которого зави­село освобождение Польши, реакционное эмигрантское пра­вительство и генерал Андерс решили выбрать другой путь. Сформированные на территории Советского Союза польские войсковые соединения они готовились увести на Ближний Восток.

г Но далеко не все поляки уйдут с Андерсом , — говорил Ендриховский..— Прогрессивные, силы остаются в Советском Союзе, ибо они.понимают, что освобождение Польши придет отсюда. Только в тесной дружбе с народами Советского Союза возможно спасение Польши и ее возрождение на но­вых основах.

Вернувшись в ;Москву, я приступил к очередным делам.

В ночь па 3 февраля 1943 года из передачи по радио «В последний час» я услышал весть, которая принесла не­описуемую радость советским народам, всему прогрессив­ному миру и повергла в уныние гитлеровцев и всех их при­спешников. Это было сообщение о великой победе под Ста­линградом, о. капитуляции, окруженной армии Паулюса.