Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОД ВЛАСТЬЮ ФАШИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ Взрыв в редакции.— Неудавшийся контрпереворот.— Агония сейма.— Восстание в Таураге.— Конгресс эмигрантов.— Теория наименьшего зла.— Диалог в Женеве.— По зарос­шей дороге в Вильнюс.— Пилсудский перед легионерами.— «На Лит­ву, на Ковно!»

Сметона отблагодарил Плехавичюса, на­значив ему большую пенсию и передав во владение поместье с доходной мельницей.

Еще в бытность Плехавичюса начальником генштаба ктото из антифашистских деятелей передал мне иллюстрацию из польского журнала, на которой он был изображен среди легионеров Пилсудского. Поскольку участие новоиспечен­ного генерала во враждебных Литве легионах могло скомпрометировать его в глазах общества и армии, я послал эту иллюстрацию в «Яунакас зиняс», где ее немедленно напе­чатали. Затем этот снимок был перепечатан в выходивших за границей антифашистских литовских изданиях с соответ­ствующими комментариями. А вскоре орган таутининков «Летувис» («Литовец») в связи с опубликованием снимка поместил статью с ярыми нападками на меня.


— Ну, брат, ты крепко наступил на мозоль Плехавичюсу... Генерал вне себя от бешенства, ругается, грозит тебя застрелить. Не попадайся теперь ему под руку! — возбуж­денно говорил мне Каросас вечером того дня, когда появи­лась статья в «Летувис».

Каросас серьезно советовал мне быть осторожным, не по­являться дома, ибо от Плехавичюса всего можно ожидать. Одну или две ночи я действительно ночевал в гостинице. Но все обошлось. Когда Плехавичюса уволили в отставку, коллеги журналисты шутили, что это я его «свалил»...

Конец 1927 года отмечен острым напряжением литовскопольских отношений. Несмотря на предупреждение, сделан­ное в ноте Советского Союза, со стороны Польши усилились угрозы. Рьяные реакционеры в стане империалистов поощ­ряли польское правительство к активным действиям против Литвы, уверяя, что Советский Союз не в состоянии помешать Польше. Для мировой печати это напряжение в Восточной Европе стало важнейшей сенсацией.

Но конфликт кончился прогремевшим на весь мир лако­ничным диалогом между двумя диктаторами — Пилсудским и Вольдемарасом — в Женеве, где польсколитовский конф­ликт рассматривался на заседании Лиги наций.

Война или мир? — спросил Пилсудский, встретив Вольдемараса перед заседанием.

Мир! — ответил Вольдемарас.

Правда, на заседании полемизировали довольно .долго, ибо Вольдемарас любил произносить длинные речи, но в принципе этим диалогом было достигнуто соглашение. Польша заявила, что она не имеет агрессивных целей против Литвы и не покушается на ее независимость, а Литва пре­кратила состояние войны с Польшей, длившееся с 1920 года, когда генерал Желиговский захватил Вильнюс. Обе стороны выразили согласие начать  переговоры  для  нормализации

отношений.

Но это не означало решения вильнюсского вопроса. Литва не отказалась от прав на свою столицу, а Польша счи­тала Вильнюс и его область неотъемлемой частью своей тер­ритории. Начавшиеся в Кенигсберге переговоры оказались безрезультатными, ибо Литва отказалась признать сущест­вующую демаркационную линию постоянной границей и установить с Польшей дипломатические отношения. Было объявлено, что демаркационная линия будет в дальнейшем именоваться административной линией.

Что такое демаркационная линия? Движимый любопыт­ством, а также журналистским интересом, в начале 1927 года я охотно использовал возможность побывать на единствен­ной в Европе «зеленой границе». Этот удобный случай пред­ставился благодаря обмену политическими заключенными между Литвой и Польшей при посредничестве международ­ного Красного. Креста, представителем которого был прибыв­ший в Каунас шведский аристократ барон Драхенфельс.

С группой обмениваемых поляков мы на машинах при­ехали в городок Варену (Ораны), разделенный, демаркацион­ной линией, проходившей по середине моста через реку Мяркис. Обмен состоялся на литовской стороне реки. После вы­полнения формальностей поляки поспешили через мост на польскую сторону, а с другой стороны двинулась группа литовцев. Уходящие поляки уже с середины моста стали ру­гаться и грозить в сторону Литвы кулаками. Но их демон­страцию заглушили звуки национального гимна, который запели перешедшие Мяркис литовцы...