Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВПЕРЕД   ИЛИ   НАЗАД?; ВРЕМЕННАЯ СТОЛИЦА

Характерно, что под ним подписались также представители таутининков и партии сельских хозяев. Это значило, что силы правой оп­позиции в сейме возрастали.

Журналисты отмечали, что во время церемонии у па­мятника погибшим, посвященной годовщине армии, фа­шиствующие полковники Плехавичюс и Скорупскис с яв­ной иронией слушали выступления президента Гринюса и министра обороны Папечкиса, о чемто перешептывались. Они умолкли и стали серьезно слушать, когда начал гово­рить Сметона.

Политическая атмосфера все больше накалялась. Из про­винции поступали известия об усилившейся активности клерикалов, об открытых призывах к свержению прави­тельства. Л. ак, ксендз Стакяле в Зарасайском уезде во все­услышание агитировал верующих организовываться про­тив правительства. В Радвилишкисе ксендзы создали на­стоящий штаб для борьбы против профсоюзов и безбожни­ков, Хадекский лидер Амброзайтис, разъезжая по провин­ции, провозглашал, что им остается одно из двух — или спо­койно капитулировать, или прибегнуть к восстанию как по­следнему  средству...

Оппозиция со все усиливающейся активностью повела атаки на правительство в сейме. При поддержке группы Сметоны — таутининков — она вносила все новые запросы правительству по внутренним и внешнеполитическим вопро­сам. Новый запрос — по счету двенадцатый — касался по­ложения в армии. Министра обороны Ю. Папечкиса обви­няли в раскрытии военных тайн в своем заявлении, в пар­тийном подходе к увольнению офицеров, в опубликовании в печати послужного списка полковника ГригалюнасаГловацкиса с целью его компрометации. Хотя запрос был от­вергнут, но его обсуждение взбудоражило офицерские круги.

В это время меня интересовали и явления литературной жизни. Характерным был вечер, организованный группой «четырехветровцев» в зале консерватории. Я выступил с критической оценкой вечера в журнальной статье, отмечал слабую творческую активность литературной молодежи, ко­торая любила охаивать «стариков», но сама выступала боль­ше со старыми произведениями.

С рядом писателей старого поколения познакомился на вечере, посвященном двадцатилетию писательской дея­тельности В. КревеМицкявичюса. Вечер произвел на меня тягостное впечатление: театр, в котором происходило чест­вование писателя, классика литовской литературы, был по­чти пуст... Эта пустота как бы символизировала презри­тельное отношение литовской буржуазии к национальной культуре,  литературе и искусству.

Почти незамеченной прошла пятилетняя годовщина со дня смерти популярной в народе прогрессивной писатель­ницы Ю. Жемайте. Только известный филолог профессор Яблонские в одной статье сетовал, что затягивается пе­чатание ее произведений, которые издавались частными лицами — Андрюсом Булотой и его женой Александрой. Демократические студенты отметили память Жемайте собра­нием. Здесь я впервые услышал крылатую фразу, произне­сенную Жемайте в 1921 году после возвращения из Амери­ки в Литву: «Я вернулась в Литву, но Литвы не нашла». Тем самым писательница выразила свое отношение к захва­тившей власть буржуазии.

Мне часто приходили в голову строки написанного мною стихотворения «Шаги в песке», относящиеся к событиям того времени:

Мы новою тропою ныне Идем во тьме — цель далека, Вокруг бескрайняя пустыня, Разлив сыпучего песка.

Без слов мы небо вопрошали, Не отводили долго взгляд: Идем ли мы вперед все дальше Иль возвращаемся назад?

(Перевод В. Терлева)


Если мало интереса в обществе возбуждали литературные явления, то большое внимание привлекали политические сенсации. Орган правительственной партии ляудининков«Летувос жинёс» начал печатать разоблачения пресловуто­го Поворотникаса. Этот молодой человек выступил с «испо­ведью», раскрывая свою провокационную деятельность во время выборов, рассказывая о том, как в поисках зара­ботка стал хадекским агитатором. Он организовывал скан­далы и драки, которые давали повод полиции запрещать митинги враждебных хадекам партий. Целые шайки хули­ганов и фанатиков из реакционной молодежи срывали пла­каты, уничтожали предвыборную литературу, угрожали расправой тем, кто агитировал против клерикалов.