Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

К НАРОДНОМУ ФРОНТУ

—«Да, пришла коза до воза, как говорится,— сказал Слежявичюс, открывая совещание.— Теперь сами таутининки пришли к выводу, о котором мы давно говорили. Они признают, что нужны радикальные перемены, и пригла­шают нас и христианских демократов войти в коалиционное правительство. Вот вопрос, который нам предстоит обсудить.

Началась довольно долгая дискуссия, которую можно на­звать спором старых государственных умов с молодыми го­рячими головами. «Старики», как называли Слежявичюса, Борткявичене, Толюшиса, утверждали, что нет другого вы­хода, как принять предложение и войти в правительство. Молодые, среди которых был я, высказывали мнение, что надо начинать с головы и требовать ухода главного заправи­лы — Сметены, а иначе это снова будет перетасовка, хотя и под видом коалиции.

Конечно, это было бы самое радикальное решение,— согласился Слежявичюс,— но пока армия поддерживает Сметону, он не уйдет. А теперь всякие междоусобицы очень опасны, и рисковать нельзя.

Почемуто они, фашисты, не считали опасным совер­шать переворот,— горячо возразил я.— Тринадцать лет их властвования были сплошным террором и позором, а теперь, когда давно пора прогнать их, здесь обсуждается вопрос, как им помочь, как спасти их, разделив с ними ответственность перед народом.

«Старики» в принципе соглашались, но не верили в ре­альную возможность добиться ухода Сметоны. Они пола­гали, что важно использовать возможность войти в прави­тельство, восстановить легальную деятельность партий. Это мнение, которое сформулировал Слежявичюс, было поддер­жано большинством.

Затем, уже без меня, происходило совместное совещание руководства ляудининков, хадеков и социалдемократов. На этом совещании решили войти в коалиционное правитель­ство. Социалдемократы, которых в правительство не при­глашали, тоже поддержали принцип коалиции.

Когда потом я рассказывал товарищам из сторонников Народного фронта о коалиционных совещаниях, решение оппозиционных партий было названо капитуляцией перед обанкротившимся фашистским режимом. Заботясь о незыблемости буржуазного строя, лидеры ляудининков и хадеков поспешили на помощь Сметоне и его партии...: Мы решили вести борьбу за подлинное единство народа, за.создание ши­рокого патриотического фронта, к чему призывал и ЦК<КП Литвы в своем воззвании, выпущенном 23 марта.

Главой нового правительства, созданного 27 марта, вме­сто ксендза Миронаса стал генерал Й. Чернюс.В зто прави­тельство вошли представители таутининков, христианских демократов и ляудининков. Чтобы придать видимость корен­ных изменений, оно стало называться «правительством совместного труда». Затем оно именовалось «консолидационным», как хотел Сметона, а не «коалиционным», как надеялись хадеки и ляудининки. Поскольку в его составе были четыре генерала, народ часто называл его «правитель­ством генералов».

Декларация премьера Чернюса была многообещающей. Он заверил, что правительство будет стремиться к сплоче­нию всех творческих сил народа, обещал принять меры для улучшения жизни рабочих и крестьян, твердо встать на за­щиту независимости.

В рядах таутининков царила паника. Среди членов пра­вящей партии и родственных ей организаций раздавались голоса недовольства и разочарования. Громко обвиняли Сметону, который опозорил своих сторонников и привел пар­тию к краху. Одни искали выхода в отступлении, в установ­лении сотрудничества с оппозицией, другие, из молодых идеологов фашизма, ратовали за применение методов на­цизма.

Между тем в народе огромный успех имел лозунг созда­ния патриотического фронта. Это движение постарались ис­пользовать руководящие круги буржуазии. На совещании представителей всех буржуазных партий совместно с руко­водством Союза добровольцев было решено приступить к со­зданию организации патриотического фронта.

Но движение стало стихийным. Не ожидая никаких формальностей, рабочие, интеллигенты, крестьяне начали проводить митинги и собрания под лозунгом патриотиче­ского фронта, провозглашались радикальные требования. Так, студенты Каунасского университета потребовали рос­пуска партии таутининков. На большом собрании трудя­щихся Каунаса сторонник Народного фронта агроном А. Жукаускас выступил с требованием демократических выборов сейма и самоуправлений, освобождения политзаключенных. Эти предложения собравшиеся встретили бурными овациями.