Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПЕРВЫЙ СОВЕТСКИЙ ГОД

Для расширения промышленности тз 1941 году было предусмотрено ассигнование значительных средств, во много раз превышавших средства, которые вкла­дывались для этой цели при буржуазной власти. На капи­тальное строительство выделялось более 260 миллионов рублей. В плане особое внимание обращалось на те отрасли промышленности, которые должны были заложить основу дальнейшей индустриализации республики,— производство электроэнергии, машиностроение, промышленность строи­тельных материалов, местную топливную промышленность. Почти вдвое должно было увеличиться производство саха­ра, в два с половиной раза — текстильных товаров, почти в три раза — чулок и т. д. В сельском хозяйстве намечалось расширение посевных площадей и значительный рост жи­вотноводства.

Большие улучшения предусматривались в области куль­туры. Запланировано увеличение количества учащихся и студентов на 57 тысяч по сравнению с 1938/39 учебным го­дом и открытие 238 новых школ. Было предусмотрено широ­кое развитие здравоохранения, жилищного строительства, подготовки кадров. Ставилась задача в течение трех лет ликвидировать безграмотность и малограмотность. В наслед­ство от буржуазного строя мы получили более 300 тысяч не­грамотных — статистические данные, за 1939 год показы­вают, что неграмотных в возрасте 10—50 лет в Литве было 23,3 процента. Это кроме множества малограмотных, кото­рые едва умели нацарапать свою фамилию.


Усадив меня по одну сторону большого стола, он сел но другую. Вскоре перед нами поставили по стакану чая с су­хариками.

Нет ли у тебя какихлибо председательских секре­тов? — спросил Михаил Иванович с легкой улыбкой.— На­деюсь, не будет возражений, чтобы присутствовал здесь и наш секретарь Президиума?.

Какие тут могут быть секреты от секретаря,— отве­тил я.

Много хорошего я читал о Калинине, много слышал о нем. А вот теперь он сидел передо мной, вовсе не похожий на президентов, каких обыкновенно представляем себе. За­нимая высокий пост главы верховного органа Советской власти, Михаил Иванович не потерял облика типичного ра­бочего или крестьянина. Он был похож на доброго мудрого дедушку. Разговаривая, он крутил самокрутку, потом за­курил. Поздравив меня с избранием в его заместители, Ка­линин  сказал:

Ну что же, придется поработать, принять участие в делах Президиума Верховного Совета СССР. Правда, мы особенно работой не загрузим, но будем приглашать на за­седания Президиума. Придется выполнять возложенные поручения, а также быть представителем органа верховной власти Советского Союза в вашей Литовской республике.

Это высокая честь. И большое доверие, которое ока­зано мне,— сказал я,— постараюсь оправдать. Боюсь, бу­дет ли мне это по силам.


А я ему в ответ: «Ну, уж вы будете слушаться!» А Ленин отпарировал: «Если будете выполнять решения Централь­ного Комитета, то и будем все слушаться». И вот уже двад­цать второй год пошел, как работаю, и ничего, как будто справляюсь...

Дальнейший разговор больше касался Литвы. Михаил Иванович интересовался вопросами строительства социа­лизма, особенно положением дел в деревне.

Произвести социалистические преобразования в го­роде при наличии сознательного рабочего класса — это не так трудно,— говорил он.— Но вот деревня... Уклад сель­ской жизни таков, что крестьянин всегда консервативнее, и в деревне перестройка, ломка старых традиций всегда со­пряжена с трудностями. Мы это уже пережили, а вам это еще предстоит. У вас небось еще до создания колхозов да­леко?

Пока имеется лишь один колхоз, да и то в самом за­чаточном состоянии. Он создается в восточной части Лит­вы, в Швенчёнском уезде, где сохранились деревни. Взапад­ной части Литвы распространено хуторское хозяйство — большое препятствие для создания колхозов,— объяснил я.