Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ГРАНИЦЫ РУШАТСЯ, СТОЛИЦА ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Для коммунистов и всех маломальски «строптивых» была широко развита система концентрационных лагерей, если дело не кончалось в гестапо пулей в затылок. Вся жизнь в Германии — от детских садов и школ до вершин науки и искусства — систематически пропитывалась духом нацизма и самого оголтелого шовинизма.

Все это называлось «немецким социализмом» и было направлено на то, чтобы превратить немецкий народ в по­слушную, дисциплинированную массу, не только безропот­но, но и патриотически воодушевленно служащую интере­сам германских капиталистов, породивших Гитлера.

Но и в эти мрачные времена можно было встретить лю­дей, которые трезво оценивали положение и ясно понимали, что Гитлер — это война, что нацисты влекут Германию в бездну.

...А прозрачные озера Баварии сонно покачивали наш маленький пароходик. Вокруг простирались снежные Аль­пы, излучая спокойствие и идиллию...

В Штутгарте мне пришлось выступить на обеде, устроен­ном в честь нашей делегации. В своей речи я сравнил мно­гонациональную Европу с только что увиденной великолеп­ной, красочной выставкой цветов, напомнив старую истину о том, что добрые взаимоотношения между народами надо лелеять так же заботливо, как садовник выращивает цветы, а распри растут сами собой, как сорная трава.

Многих немцев я спрашивал, что они думают о между­народном положении, о возможности войны. Будто сгово­рившись, преуспевающие бюргеры отвечали:

— Войны не будет, но Гитлер получит все!

Эти слова в устах немцев имели особый смысл после со­бытий последнего времени — нарушения положений Вер­сальского договора о демилитаризации Рейнской области, восстановления военной мощи Германии, аншлюса Австрии, отторжения Судетской области, захвата Чехословакии, за­нятия Клайпедской области. Все это обошлось без войны. Избалованные успехами, немецкие бюргеры делали вывод, что и в данном случае поляки поупрямятся, поломаются да и уступят — как ни остер конфликт, но кто же станет^ >воевать изза какогото Данцига, если не воевали при захвате целых государств...

Едва вернувшись в Каунас из этой поездки, мы услыха­ли новость: Советский Союз заключил с Германией договор о ненападении.

Одновременно стало известно о срыве переговоров между Советским Союзом и Англией, Францией. Выяснилось, что западные государства заинтересованы не столько в обузда­нии Гитлера, серьезном сплочении всех сил перед лицом фашистской агрессии и сохранении мира, сколько в том, чтобы, воспользовавшись проволочкой, натравить Германию на Советский Союз. Польское же правительство, возглавля­емое РыдзСмиглым и Беком, высокомерно отвергло про­тянутую Советским Союзом руку помощи, заявив, что не пропустит Красную Армию через свою территорию. В зтих условиях Советский Союз пошел на заключение договора, предложенного Германией.

И вот наступило 1 сентября 1939 года. Утром ктото из журналистской братии позвонил мне по телефону.

—        Слушай радио! Война! Гитлер напал на Польшу!
Бросаюсь к радиоприемнику. В эфире слышен картавый

лай германского фюрера. Из его длинных разглагольство­ваний ясно одно: началась война. Гитлеровцы вторглись на польскую землю, идут бои.

Перехожу на польские станции — Варшаву, Вильнюс. Передачи полны военной музыки, сообщается о геройских подвигах и победах польской армии, о наступлении в напра­влении Восточной Пруссии, а заодно о вторжении герман­ской армии в пределы Польши. Но тон сообщений бодрый, напоминающий те горделивые заявления, которые мы слы­шали этим летом в Польше: польская армия в случае войны быстро дойдет до Берлина!

И жутким диссонансом врываются в эту браваду посто­янно повторяющиеся предупреждения о воздушных нале­тах. Прервав очередную передачу, диктор напряженным го­лосом объявляет:

—        Увага! Увага! Надходзи! Надходзи!! — и тут же со
Внимание! Внимание! Приближается! Приближается общает координаты населенных пунктов, которые подверга­лись бомбежке.