Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ГРАНИЦЫ РУШАТСЯ, СТОЛИЦА ВОЗВРАЩАЕТСЯ

С журналистами в соседних стра­нах.Альпийская идиллия и воин­ственные настроения в Варшаве.«Увага! Увага! Надходзи!» Обста­новка требует решительных шагов.Программа писалась, как стихи.Редактор волнуется.«Нам возвра­щают Вильнюс!»

Политическое положение в Европе становилось все более напряженным. Весной 1939 го­да гитлеровская Германия ликвидировала Чехословакию и отторгла от Литвы Клайпедскую область. Ничего хорошего не сулила и приближающаяся осень: ожидались новые ос­ложнения, на сей раз между Германией и Польшей изза Данцига (Гданьска). Их столкновение неизбежно затронуло бы и соседнюю Литву, и другие Прибалтийские государст­ва. Естественно, что обеим враждующим сторонам было не­безынтересно, какую позицию в случае вооруженного конф­ликта займет Прибалтика, особенно Литва — их непосред­ственный сосед.

Очевидно, именно по этим соображениям польское пра­вительство и пригласило в июле группу литовских журна­листов. Едва эта группа вернулась на родину, как последо­вали именные приглашения в Германию. Состав обеих групп был довольно разношерстным, в них входили представите­ли прессы различных направлений. Коекто участвовал как в первой, так и во второй поездке, в их числе и я.

Обстановка день ото дня обострялась. Война казалась не­избежной. Трудно было рассчитывать, что в случае столкно­вения между Германией и Польшей военные действия не распространятся и на другие государства. Гитлер и его при­спешники открыто угрожали Советскому Союзу, во все горло орали о необходимости ликвидировать «коммунистиче­скую опасность». Мюнхенский сговор недвусмысленно ука­зывал Гитлеру направление экспансии — на Восток! Но те­перь в Москве велись переговоры, которые вроде бы свиде­тельствовали, что Англия и Франция наконецто осознали опасность агрессивных планов Гитлера и спешат найти об­щий язык с Советским Союзом. Кто же мог подумать, что политические заправилы панской Польши окажутся настоль­ко близорукими, что не примут помощь, обещанную Совет­ским Союзом на московских переговорах. Трудно было так­же предположить, что правительства Франции и Англии бу­дут фактически саботировать зти переговоры.

Разумеется, как поляки, так и немцы, приглашая литовких журналистов, стремились повлиять на них.

Путешествуя по Германии, мы сравнивали здешние впе­чатления с польскими. И что удивительно — в Польше про­являлось воинственное настроение. На каждом шагу ощуща­лась подготовка к войне. Нас возили по недавно построен­ным оружейным заводам. В любом кабаре исполнялись пат­риотические песни и куплеты, пробуждающие боевой дух. Неподалеку от Варшавы нам показали шумные военные маневры, в которых принимали участие крупные соедине­ния пехоты и конницы, разыгравшие отражение танковой атаки.

Между тем е Германии нам старательно демонстрирова­ли объекты сугубо мирного значения. Предупредительные хозяева настойчиво показывали нам старинные музеи и кар­тинные галереи, катали на пароходах по горным, прямота­ки открыточным озерам Баварии и по Рейну, повезли на грандиозную выставку цветов в Штутгарте... Тихая, мирная страна...

Экономическое положение страны выглядело неплохим, безработица считалась ликвидированной, прокладывались широчайшие автострады, строились стандартные дома.

А за фасадом внешнего благополучия...

Вовсю работала уже четко налаженная машина фашист­ской пропаганды. Всем молодоженам вручали обязательный подарок — людоедскую библию «Майн кампф». Был вырабо­тан комплекс мероприятий по обработке рабочих в духе «не­мецкого единства», «классового мира». На промышленной выставке нам показывали образцы. индивидуальных доми­ков ценой в 3—5 тысяч марок с выплатой на длительный срок. Они были с мебелью и всеми принадлежностями домашнего обихода, вплоть до ночного горшка... Подписав купчую, желающий получал ключ от такого дома и стано­вился собственником, что должно было обеспечить и внедре­ние частнособственнической буржуазной психологии. А она оказалась такой податливой влиянию идей и лозунгов Гит­лера...

В многочисленных «рабочих лагерях» молодежь учили по команде маршировать и работать, по команде думать. Зта. муштровка продолжалась в отрядах штурмовиков и эсэсовцев, в армии.