Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОЕЗДКА В БУДУЩЕЕ

Очень интересной была экспозиция истории религии в Казанском соборе, где видели и могилу Кутузова.

Меня привлекали места, связанные с революционными событиями, начиная отСенатской площади и подвала Хал­турина в Зимнем дворце до Марсова поля. Точно голос рево­люции слышался на площади Финляндского вокзала, где Ленин после приезда 3 апреля 1917 года выступал с броневика, и у бывшего дворца Кшесинской, где он с балкона при­зывал превратить революцию буржуазную в пролетарскую,

социалистическую.

В Петропавловской крепости глубокое впечатление оста­вил Трубецкой бастион, в камерах которого долгие годы То­мились русские революционеры. Вот камера революционер­ки Ветровой. Она покончила с собой самосожжением, облив­шись керосином из лампы. Поэтому в России первые элек­трические лампочки были введены в тюрьмах, объяснял гид, напоминая об одной из жутких историй времен цари­зма.

Побывали и в католическом костеле святой Екатерины, где ксендз служил мессу и звучали религиозные песнопения. В костеле, а также на концертах мы встречали литовцев. Одни из них были старожилами с петербургских времен, а некоторые приехали из Америки после революции. Как и в Москве, в Ленинграде тогда существовал литовский рабочий

клуб.

— Из Ленинграда часто исходят важнейшие предложе­ния по вопросам промышленности, науки, искусства. После обсуждения в Москве эти предложения становятся директи­вами всесоюзного масштаба,— говорил мне Покровский, ру­ководитель местного отделения ВОКС.

С большим уважением рассказывал он о Сергее Мироно­виче Кирове, называл его одним из самых выдающихся и способных деятелей Советского Союза.

— Это большое счастье, что в борьбе против Троцкого по­бедила генеральная линия партии,— говорил Покровский.— Куда мы пошли бы с его неверием в возможность построить социализм в одной стране? По Троцкому выходило, что надо сидеть и ждать, пока свершится мировая революция. Прав­да, он говорил о «перманентной революции», которой надо отдавать все силы, о необходимости создавать революцион­ную ситуацию там, где это возможно. Но искусственно такой ситуации не создашь.

С такой же страстностью Покровский критиковал Буха­рина и других правых оппозиционеров, по существу высту­павших против коллективизации деревни и высоких темпов

индустриализации.

— Бухарин, Томский, Рыков и другие боролись против пятилетки,— говорил он.— Бухарин и его единомышленни­ки хотели бы пятилетку растянуть на десять — двадцать лет, выполнять ее спокойно, постепенно. Между тем не только руководство партии, но и сознательные рабочие, крестьяне по­нимают и оправдывают линию партии на быстрейшее по­строение социализма.

,, Здесь Покровский напомнил пример, который приводился щ только что прошедшем пленуме ЦК партии:

—        Один из руководящих работников во время поездки
по Кавказу беседовал с группой сельских коммунистов. Он
откровенно говорил о трудностях перехода к социалистиче­
скому строю в деревне и создания промышленности. Ведь
строить приходится своими силами, на трудовые копейки ра­
бочих и крестьян, нет возможности получить иностранные
займы. А затратить надо много миллиардов рублей, да к то­
му же золотых. Может, стоило вместо пяти строить десять
лет? Тут одна малограмотная колхозница, вдова, ответила
так: «Знаете, товарищ, я так думаю — можно было бы и в
десять лет, если бы кулакгадюка подождал. А то ведь он
ждать не будет. Мы развиваемся, и он будет развиваться, и
капитал международный будет развиваться. А кто его знает,
кто кого обгонит через десять лет, может быть, он нас пере­
гонит. Десять лет ждать нельзя. Надо скорее укрепиться, а
то опоздать можно — укокошат». Так рассуждала простая
крестьянка, и рассуждала правильно. Ведь действительно
кулаки изнутри, а капиталисты извне могут нас укокошить,
если будем слабыми, зависимыми от других...

Вернувшись в Москву, я побывал на станкостроительном заводе «Красный пролетарий» и на заводе «АМО», первенце советского автомобилестроения. Это были растущие гиганты, развившиеся из небольших предприятий.