Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПРЫЖОК В ТЕМНОТУ

форта, прозвучало по всему миру. Здесь, в Каунасе, редко кто осмеливается прийти к месту рас­стрела, а из разных стран в ЭЛЬТУ поступают телеграм­мы о грандиозных демонстрациях и митингах, на которых трудящиеся выражают протесты против кровавой рас­правы, совершенной фашистским правительством Литвы. Однако в литовскую печать эти сведения цензура не пропу­скала.

Самые бурные демонстрации протеста происходили в Со­ветском  Союзе. В Москве   и   Ленинграде,   Киеве   и   Туле,


в Баку и Иркутске — повсюду рабочие принимали резолю­ции протеста против фашистских убийц. «Правда», «Изве­стия» и другие советские газеты писали о возмущении тру­дящихся, узнавших о каунасских расстрелах. Исполком Коминтерна опубликовал воззвание «К рабочим и крестья­нам всего мира». В нем говорилось, что одной из причин свержения правительства было проведение им политики сближения с Советским Союзом. Договор Литвы с СССР вызвал беспокойство в империалистических странах Запа­да, особенно в Англии. Заявление фашистов о том, буд­то бы коммунисты готовили переворот в Литве,— наглая ложь.

Митинги протеста и демонстрации у посольств Литвы происходили в Германии; Франции, Англии, Финляндии и во многих других странах. Чтобы рассеять распространив­шиеся слухи о новых готовящихся расстрелах, правитель­ство через каунасского коменданта заявило, что они не имеют основания, дальнейшей передачи дел коммунистов в военнополевой суд не предвидится. Вместе с тем сообщалось о создании в Варняе концентрационного лагеря для комму­нистов и других лиц, «опасных для государственного по­рядка и общественного спокойствия». На самом деле военнополевые суды продолжались. Всего через них с декабря 1926 года по октябрь 1927 года прошло 41 дело.

Зашел к Борткявичене, рассказал о поездке в Ригу, о ра­боте по организации газеты, беседах с эмигрантами и ла­тышскими социалдемократами. Она обрадовалась возмож­ности издавать газету и просила обдумать пути и средства доставки рукописного материала в Ригу. Борткявичене ска­зала, что еще неясно, каковы будут отношения ляудининков с правительством Сметоны — Вольдемараса. Если оно будет считаться с сеймом, если удастся удержать парламентскую систему власти — дело одно, и совсем другое, если прави­тельство распустит сейм и пойдет по пути открытой дикта­туры.

— Боюсь, что мало надежды на сосуществование между сеймом и правительством заговорщиков,— предсказывала Борткявичене.— На днях председатель партии таутининков Людас Норейка откровенно сказал, что, добравшись до вла­сти, они уже никому ее не уступят. Правда, Вольдемарас обещал Гринюсу не нарушать конституцию, но кто может поверить в обещания этих прохвостов, расстреливающих лю­дей, чтобы оправдать свои преступления.

Старушка говорила дрожащим от волнения и возмуще­ния голосом. Прощаясь, она сообщила, что 30 декабря созы­вается заседание сейма, на котором продолжится обсужде­ние бюджета, прерванное переворотом. Свергнутые партии

собираются дать бой правительству.

Заседание сейма началось полемикой между представи­телями ляудининков и социалдемократов с председателем сейма Стульгинскисом, который отказался дать им слово для заявления о создавшемся после переворота положении. Новая оппозиция требовала до дальнейшего обсуждения бюджета заслушать декларацию правительства, но и это требование было отвергнуто.

При обсуждении бюджета на трибуну поднимались депу­таты от фракции социалдемократов. Все они пытались про­честь декларацию с изложением событий, связанных с пе­реворотом, и протестом против нарушений конституции. Как только они затрагивали эту тему, председатель их об­рывал, но ораторы продолжали читать, пока после двух предупреждений не лишались слова. Так один за другим выступили двенадцать социалдемократов, а некоторые под­нимались на трибуну повторно, однако с тем же результа­том. Едва успевали они прочесть небольшую часть декла­рации, как их слова заглушали крики и непрерывный шум со скамей хадеков.

За попытками легальным путем с трибуны сейма проте­стовать против переворота последовало обсуждение отдель­ных статей бюджета. Новая оппозиция воспользовалась воз­можностью выступить с критикой правительства. Ляудининк П.