Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ПОЕЗДКА В БУДУЩЕЕ

Кремль тогда был закрыт для посетителей. Но с по­мощью ВОКС нас с Дварионасом включили в туристскую группу, в которую входили испанский писатель с женой, итальянский дирижер и американская певица Эмма Редель.

— А вам, как журналисту, было бы интересно побывать на сессиях ВЦИК и ЦИК,— сказал однажды посол Юргис Балтрушайтис, с которым мы познакомились в первые дни после приезда.

Колоритной фигурой и замечательным человеком был Юргис Балтрушайтис. Еще в мальчишеские годы, кажется в 1912 году, в журнале «Всемирная панорама» я прочитал очерк о нем и удивился, что литовец, родившийся на берегах Немана, является видным русским поэтом. Позже встретил рецензию о поэтических сборниках «Земные ступени» и «Горная тропа» и запомнил процитированное там двустишье Балтрушайтиса, так характерное для поэтовсимволистов:

Вся мысль моя — тоска по тайне звездной, Вся жизнь моя — стояние над бездной.

Еще позже, в 1919 году, из газетной заметки я узнал, что Балтрушайтис возглавляет одну из советских писательских организаций.

И вот теперь в Москве беседую с Юргисом Балтрушайти­сом как с послом Литовской республики. Правительство Лит­вы еще в 1921 году назначило его на этот пост, рассчитывая, что связи и популярность поэта послужат делу налаживания отношений с Советским Союзом. Высокообразованный, зна­ющий многие иностранные языки, Балтрушайтис был одним из популярнейших дипломатов в Москве, а как долголетний посол он стал дуайеном — старейшиной дипломатического

корпуса. Своим человеком он был и среди советской общест­венности, особенно в мире литературы, искусства.

Юргис Балтрушайтис внешне производил впечатление угрюмого человека. Он любил больше думать, чем говорить. Но в разговоре он преображался, становился милым, очаро­вательным и интересным собеседником. Мы говорили боль­ше о литературе, театральных постановках, о советских писателях, артистах, художниках. Среди талантливейших современных советских поэтов Ю. Балтрушайтис называл Бориса Пастернака, И. Сельвинского, Н. Тихонова, П. Анто­кольского. Рассказывал он о беседах с Максимом Горьким, высоко оценивавшим искусство литовского художника Чюр­лениса. Балтрушайтис по совету Горького собирал материал для сборника литовской литературы, издание которого, к со­жалению, не состоялось.

Впоследствии поэт Б. Сруога передавал мне отзыв Горь­кого о Балтрушайтисе как о замечательном поэте, делови­том человеке и одном из лучших переводчиков на русский язык. Произведения Балтрушайтиса наряду с картинами Чюрлениса, по мнению Горького, свидетельствуют о том, что в будущем «мир будет удивлен литовцами не меньше, чем был удивлен норвежцами». На вопрос о том, пишет ли Бал­трушайтис на литовском языке, поэт ответил, что он еще в долгу у своего народа, но постарается наверстать. Несколько стихотворений уже опубликованы в литовской печати, на­деется подготовить свой литовский сборник.

По совету Балтрушайтиса я посетил К. Уманского, заве­дующего отделом печати Наркоминдела. Он принял меня очень любезно, и вскоре я получил пропуска на сессии ВЦИК и ЦИК.

Наш приезд в Москву совпал со знаменательными собы­тиями. Выполнив план первой пятилетки, Советская страна находилась на новом рубеже в стремительном движении к дальнейшему нодъему хозяйства.

Из газет мы узнали, что с 7 по 12 января 1933 года про­исходил объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б). Опубли­кованные документы пленума свидетельствовали о том, что на этом, форуме вырабатывались принципиальные установки по важнейшим партийным и государственным вопросам.

Внимательно я знакомился с обширным докладом, с ко­торым на пленуме выступил И. В. Сталин. Он в основном был посвящен подведению итогов первой пятилетки, которая была выполнена досрочно — за 4 года 3 месяца. В докладе ярко и остроумно высмеивалась буржуазная печать, из года в год изощрявшаяся в. сенсационных пророчествах о полном провале пятилетки, о катастрофическом просчете, привед­шем Советский. Союз и партию большевиков «на край ги­бели, а народ к голоду». Сейчас более серьезные буржуазные газеты вынуждены признать победу большевиков и заявить, что пятилетка — это действительность, с которой надо счи­таться. Но самым внушительным в докладе было перечис­ление огромных достижений в результате выполнения пяти­летнего плана.