Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ИСКАЛИ   МЫ   ПУТЕЙДОРОГ... ПРОБУЖДЕНИЕ

С каким увлечением я писал свои первые стихи о свободе, с каким энтузиазмом переводил стихотворение   Плещеева «Все люди — братья!». И вдруг теперь я необыкновенно ярко вспомнил слова Ленина:  когда речь идет о свободе, надо поставить вопрос — свобода для какого класса? Ведь это и есть основной и простой компас, но компас в руках убежден­ного, теоретически вооруженного марксиста. А я таким не был. Мое сознание затуманивала шелуха красиво звучащих лозунгов о «свободе для народа», «свободе для всех», о «все­общем благоденствии». Хотелось верить, что в нашей неболь­шой республике можно избежать жестокой классовой борь­бы, потребовавшей так много жертв в России. Идеалом ка­залось   установление   демократических   порядков,  которые при росте сознания народа привели бы к прогрессивным пе­ременам и к социализму.

«А фашистский переворот, а полевые суды, расстрел ком­мунистов и других борцов — разве это не классовая борьба буржуазии?» — рассуждал я, как бы споря сам с собою.

То немногое, что я успел прочитать и узнать в 1919 году, составляло почти весь мой теоретический багаж из области марксизма. Правда, сквозь все позднейшие наслоения, как золото в золе, светили мне основные положения из речей Ленина того времени, из «Манифеста Коммунистического Интернационала к пролетариям всего мира».

«Да, надо учиться, надо найти правильный путь борь­бы!» — думал я, все еще глядя на дремлющий Каунас. Ведь когдато, в 1919 году, я писал:

Мы будущего ждем, оно не за горой,

Оно нас призывает, манит, Нам горе ведомо с обидой и нуждой,

Но скоро новый день настанет.

Сегодня светят нам грядущего огни,

Мы завтра сможем их коснуться!

А тем, кто мирно спит в решающие дни, Позор и стыд! Пора проснуться!

(Перевод Арго)

Да, двенадцать лет тому назад я полагал, что способен узреть будущее, могу пробуждать других... А вот сам задре­мал, как спит этот город. Но не все спят. Есть люди, которые выводят  из состояния сна, забытья,  закостенения.  Теперь проснулся и я, надо пробуждать других...

Дома я нашел уже вернувшуюся Геновайте. Она была обеспокоена, не стряслось ли чтонибудь со мною. Ведь Веруте жила много дальше, а она успела побывать у нее и воз­вратиться. Мог ли я объяснить, какое большое путешествие совершил, сидя на скамейке и глядя на Каунас?..