Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

«Судьба капли воды, падающей на раскаленный камень...» Идут бои за Вильнюс.Праздник на нашей улице! Едем в Литву.«Что эти изверги сделали с прекрасным Виль­нюсом!..» Торжественное собрание в скромном зале у подножия горы Гедиминаса.С рабочимикожевен­никами.Мощный воздушный на­лет.Последствия гитлеровской пропаганды.Визит представите­лей общественности.Знакомые ли­ца в Каунасе.Зверства гитлеров­цев и благородство простых людей.

Постоянную   информацию  о жизни в оккупированной Литве и настроениях народа мы

получали от руководителей партизанских отрядов, которых становилось все больше в различных местностях республи­ки. Картину дополняли рассказы командированных в Моск­ву партизан, а также перешедших на сторону Красной Ар­мии литовцев, которые были мобилизованы в гитлеровские транспортные отряды. Получали также газеты, выходившие в Литве.

Из этих материалов все более выяснялось, что гитлеров­цы лишаются опоры даже в тех кругах буржуазии, которые их приветствовали как «освободителей» в июне 1941 года. Но, как истые покорители, фашисты грубо отбросили все попытки националистов восстановить даже декорум буржу­азной независимости. Они открыто заявляли, что литовско­му народу не будет места в «новой Европе», которую плани­ровали Гитлер и его преступная шайка. Границы «третьего рейха», то есть чисто немецкой Германии, согласно их пла­нам, намечалось продвинуть на 500 километров к востоку. Это означало, что народы, населяющие эту территорию, бу­дут ликвидированы как нации. А когда литовцы оказали сопротивление, бойкотировали гитлеровские мобилизации и сорвали попытки создания «литовского легиона», послыша­лись явные угрозы. Со зловещей откровенностью орган эсэ­совцев «Дас шварце корпс» писал, что судьба малых наро­дов — это судьба капли воды, падающей на раскаленный камень...

Гитлеровцы грубо оскорбляли национальные чувства местного населения, унижали его. Чего стоили одни вывески у входа в рестораны и некоторые другие общественные ме­ста: «Вход только для немцев!»

В отместку за бойкот мобилизационных приказов гитле­ровцы закрыли все литовские высшие школы. Возложив ответственность за этот бойкот на интеллигенцию, они арес­товали и сослали в лагеря смерти много ее видных предста­вителей, невзирая на их политические взгляды и ориента­цию. Стало известно, что наряду с другими в концлагерь за­ключен хорошо знакомый мне выдающийся поэт и драма­тург Балис Сруога. Понятно, что все, в ком сохранилась хоть какаято доля порядочности, не говоря уже о массах трудя­щихся и сознательных антифашистах, были настроены про­тив оккупантов. Характерными стали сообщения из парти­занских отрядов: учащаются случаи, когда литовская поли­ция избегает препятствовать партизанам в их борьбе про­тив гитлеровцев, а коегде даже помогает, предупреждает об опасности. Удивило нас известие о встречах и контактах с партизанами бывшего министра обороны буржуазного пра­вительства генерала Т. Даукантаса.

Конечно, на падение престижа гитлеровцев решающее влияние оказывали блестящие победы Краской Армии, пред­вещавшие неизбежный крах «третьего рейха». Верными гитлеровцам оставались те националисты, которые связали себя с ними участием в кровавых преступлениях.

Во второй половине июня 1944 года мы могли порадо­ваться новому провалу гитлеровцев в Литве. Поступили из­вестия о том, что перестала существовать так называемая «литовская армия», которую под видом «местных отрядов» с таким трудом сколачивал Плехавичюс. Когда гитлеров­цы вздумали эту вооруженную силу использовать против Красной Армии и приказали отправляться на фронт, отряды Плехавичюса отказались подчиниться. Не послушались они и приказа сложить оружие. Пришлось разоружать их си­лой, причем произошли довольно серьезные стычки. Руко­водители сопротивления были арестованы, около ста солдат расстреляно, а остальные разошлись по домам. Так рухнула еще одна гнусная затея — вовлечь литовцев в вооруженную борьбу  против Красной Армии.