Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Июнь 1644 года ознаменован важным событием — от­крытием второго фронта. Наконецто американские и анг­лийские  войска  высадились  во  Франции.

Боятся опоздать к развязке в Берлине наши союзни­ки. Чтото долго они раскачивались. Ведь целых два года ждали этой высадки,— говорил майор А. Скардис, когда мы обсуждали  эту новость.

Да, от ЛаМанша до Берлина ближе, чем от Москвы и Сталинграда. Но еще увидим, кто скорее туда попадет! — рассуждал  я.Этот разговор происходил в Литовском запасном ба­тальоне, куда я поехал по случаю его второй годовщины. Вместе с его командиром майором 3. Малешевским и замес­тителем по политической части майором Скаодиеом мы обошли все подразделения, беседовали со многими солдата­ми и офицерами. Познакомился с офицером этого батальо­на, прибывшим с Ленинградского фронта, Юозасом Манюшисом, впоследствии секретарем ЦК компартии Литвы, а затем председателем Совета Министров Литовской ССР.

В июне же началось новое большое наступление войск всех трех Белорусских и 1го Прибалтийского фронтов. Уже в первые дни наступления линия обороны противника была прорвана, и наши армии устремились вперед в направлении Минска  и  Вильнюса.

Вот пришло время и нам складывать пожитки. До­вольно быть эвакуированными,— весело говорил Антанас Снечкус, когда я зашел в ЦК 1 июля 1944 года.— Наши вой­ска уже в семидесяти километрах от Литвы. Надо подгото­вить воззвание в связи с предстоящим освобождением Лит­вы и восстановлением Советской власти.

Ну, это будет самая приятная работа,— заметил я.— Три года ждали мы этого дня! Какой же найдем Литву после такой жестокой оккупации?

Начались бурные дни, полные новой работы и новых за­бот. Заседали, совещались о посылке и составе оперативных групп для восстановления Советской власти, составляли для них инструкции. Писал я и воззвание к литовскому на­роду, которое затем коллективно редактировали.

Пришло известие о том, что в составе войск 1го Прибал­тийского фронта Литовская дивизия на севере от Полоцка с боями продвигается к Литве. Узнал о гибели командира полка полковника  А.  Кесселя.

Вечером 7 июля пришел проститься с нашей семьей А.  Снечкус.  Волнуясь, он рассказывал:

В Вильнюс уже ворвались наши танки, бои идут в городе. Завтра мы с Гедвиласом и руководящей группой вылетаем организовывать гражданскую власть. С нами ле­тят также писатели Цвирка, Венцлова. В телеграмме Шумаускас сообщил, что они с партизанской группой уже соедини­лись с Красной Армией и восстанавливают Советскую власть в районе Игналина — Мелагенай.

А меня не берете с собой? — спросил я.

Нет, тебе придется пока остаться в Москве, надо под­держивать связь с центральными органами.

На следующий день я провожал отлетающих товарищей..

Оставшись с Гридиным, я большую часть времени про­водил теперь в ЦК КП(б) Литвы. Пришли сообщения ог партизан: в Вильнюсе еще происходят бои, в городе пожа­ры и грабежи. Шумаускас информировал об организации исполнительного комитета и милиции в Швенчёнисе.

Волнуясь за судьбу столицы — Вильнюса, я позвонил то­варищам в ЦК ВКП(б), хорошо знавшим положение на фронтах.  Мне  ответили:

—        Да, бои в Вильнюсе продолжаются. Танки генерала
Обухова прорвались в Вильнюс, но   взять город с ходу   не удалось. Гитлеровцы оказывают сильное сопротивление, хотя. наши войска уже ушли на запад от Вильнюса, который те­перь полностью окружен. Еще день, другой, и он будет осво­божден.

Мы с Гридиным комплектовали эшелоны партийных и советских работников, отправляющихся в Литву. 10 июля проводили группу из 180 человек на грузовых и легковых автомашинах.

Вечером 11 июля мне сообщили об освобождении Виль­нюса. Предстоит салют. Этой радостной вестью я поде­лился с Людасом Гирой и другими товарищами.