Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ШЛА ДИВИЗИЯ ВПЕРЕД.

Но врачи уже не могли ничего сделать, и Сметона умер. Та­ков был конец литовского диктатора.

В середине   апреля в Свердловском зале Кремля я вру­
чил правительственные награды некоторым руководителям
литовского партизанского движения. От имени  награжден­
ных, с благодарностью   партии   и  правительству   выступил
прибывший из Литвы для связи через фронт командир пар­
тизанского отряда «Жальгирис»  («Гргонвальд») А. Зайцас,
тогда известный под партизанским псевдонимом Ежерскиса.
После того как с партизанами было установлено сообще­
ние при помощи самолетов, такие посещения с той стороны
фронта участились. Так, в Москву вместе с семьей перепра­
вили известного поэта А. Суцкевера. Ему с женой и ребен­
ком удалось вырваться из вильнюсского гетто — они неко­
торое время находились в партизанском отряде. Мне дове
лопт. присутствовать на еврейском антифашистском митинге
кве. Суцкевер   выразительно   рассказал  о   зверствах,
ые творили гитлеровские изверги. Хотя в печати   не
писали о преследованиях и терроре, о массовых убий
но этот рассказ очевидца о том, как в Вильнюсе было
эджено около 100 тысяч человек, производил потряеа
впечатление.

нако приближался час расплаты.   Еще в начале  года прорыва ленинградской   блокады   советские   войска вступили на землю Прибалтики. Очищение от захватчиков небольшого кусочка территории эстонской земли предвещало  близкое  освобождение.

Во время войны я много времени уделял публицистике. Но иногда стало посещать и лирическое настроение. Еще в Куйбышеве начал стихотворение «Абас Алеев». Сюжет ^о расстрелянном белогвардейцами во время гражданской вои­ны Абасе Алееве навеяла мне памятная доска с: его именем на одном из зданий в Куйбышеве. В апреле 1944 года напи­сал рифмованный фельетон «Сети гитлеровской лжи» и сти­хотворение «Земля богатырей». В нем говорилось, что Ро­дина в горниле войны, как бы просеивая через сито отделя­ющее полноценные зерна от плевел, проверит, кто работал и боролся для ее блага, а кто лишь заботился о себе и созерцал  свой пуп.

Вот и радостный весенний праздник 1 Мая. У нас собра­лось много гостей. Ожидали приезда сына Вильнюса, кото­рому в апреле исполнилось 19 лет, но не дождались его. Позже зашли А. Снечкус и профессор А. Кирхенштеин. О чем бы ни говорили, все возвращались к победам на Фронте, близкому освобождению Прибалтики. Чем ближе каьался заветный день возвращения, тем мучительнее становилось его ожидание.

Утром 5 мая вместе с М. ЮнчасомКучинскасом и П. М. Яковлевым мы прибыли в Иваново на выпуск курсан­тов Подольского военного училища. Полковник В. А. Апакидзе огласил приказ о присвоении курсантам первых офи­церских званий. Сведи нихЮ1 литовец. Поздравляя но­вое пополнение, я отметил, что это уже второй успешный вы­пуск литовцевофицеров в училище.

После ряда других приветственных речей до начала кон­церта ко мне подошла сотрудница обкома и сообщила:

Только что звонил секретарь ЦК компартии Литвы товарищ Гридин и предложил вам немедленно вернуться в Москву. Надо сейчас же ехать на вокзал  через час ухо­дит поезд.  Вам  место обеспечено.

Почему  такая  спешка?  Разве  ничего  подробнее не

сообщили?

            Нет, ничего. Сказал только, что надо ехать немед­
ленно и завтра утром быть в Москве.

Через полчаса я был уже в вагоне начальника дороги. Терялся в догадках, никак не мог понять причину такого спешного вызова.  Экстренное  заседание   или   совещание?

Чтонибудь случилось в дивизии или у партизан? Скорее всего, это связано с мобилизацией, проводимой в Литве, готовятся какиенибудь пропагандистские мероприятия... На следующий день пополудни поезд прибыл на Ярос­лавский вокзал. Меня сразу повезли в ЦК КП(б) Литвы, ко­торый находился в здании Института права на улице Фрун­зе. Там уже ожидали А. Снечкус и М. Гедвилас.

Что такое?  Случилось  чтонибудь? — говорю,  глядя на  их  серьезные,  сосредоточенные  лица.

Да,   случилось   несчастье,— промолвил   Гедвилас.—Твой  сын...