Юстас Палецкис
Жизнь
Путешествия

Путешествие в детство и юность

Эта книга принадлежит перу литовского поэта и публициста Юстаса Палецкиса — видного общественного и государственного деятеля, Героя Социалистического Труда. Сын кузнеца, в юности печатник и плотник, затем учитель и журналист в буржуазной Литве, Палецкис приходит в ряды революционных борцов за дело народа. В течение почти 30 лет он являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской СССР и заместителем Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Самые волнующие события этой большой жизни, встречи с руководителями партии и правительства, деятелями литературы и искусства, впечатления от поездок более чем в 50 стран всех континентов ярко показаны автором на широком историческом фоне.

ЗДРАВСТВУЙ,   СОВЕТСКАЯ Л И Т В А! НАКАНУНЕ

Еще в начале мая товарищи из Народного фронта уси­ленно торопили меня постараться скорее закончить «прину­дительный отпуск» в деревне. Об этом же заботились неко­торые общественные деятели. Пришлось и самому прини­мать меры — написать заявление с просьбой о разрешении вернуться в Каунас. В середине мая мне сообщили, что я могу вернуться. В Каунасе, в зале издательства «Спаудос фондас» («Фонд печати»), в это время готовилась выстав­ка, посвященная Тарасу Шевченко. Я сразу же включился в работу. Между прочим, предложил Людасу Гире перевести на литовский язык «Завещание» великого кобзаря. Его по­следний куплет («И меня в семье великой, в семье вольной, новой, не забудьте, помяните незлым, тихим словом»), напи­санный на крупном плакате, украшал центральную часть выставки.

Встретившись с друзьями, я узнал о массовых арестах накануне 1 Мая. Однако это не помешало коммунистам вы­весить красные флаги в разных местах, распространить пла­каты и листовки. Всюду говорили о заявлении представите­лей интеллигенции, изданном Комитетом защиты народных прав. Пятьдесят писателей, профессоров, врачей, художни­ков, агрономов, юристов, артистов, обращаясь к правитель­ству, предупреждали: «Вы сеете ненависть и злобу, а пожне­те народную бурю!»

Резко обострились классовые противоречия. Цены все по­вышались, работы становилось все меньше. Безработные не получали никакого пособия. На общественных работах, уст­раиваемых для них, заработки были жалкими. Рабочие предприятий «Майстас» и «Металас» бастовали. Админист­рация не соглашалась удовлетворить требования трудящих­ся. На ряде предприятий рабочих увольняли, иные работали лишь по тричетыре дня в неделю.

Очередным движением протеста явилось выступление
каунасского Общества квартиросъемщиков. Оно собирало
подписи под петицией. Квартплата высокая, съемщиков вы­
селяют по прихоти домовладельцев, многодетным семьям не
сдают комнат, трудящиеся вынуждены жить по большей ча­
сти в невыносимых условиях. Вернувшись в Каунас, я вновь
установил связь с активистами этого общества. Вскоре по­
следовали собрания прогрессивного студенчества. Выступили
даже некоторые буржуазные организации, поставившие вопрос об углублении земельной реформы. Особенно громко зву­чали требования о земельной реформе в возвращенной Лит­ве Вильнюсской области, где все было постарому.

Все активнее выступала с революционных позиций про­грессивная интеллигенция. Литературные вечера, собрания «вольнодумцев» (атеистов), студенческие сходки нередко пре­вращались в открытые антифашистские демонстрации. По­боявшись такой демонстрации, правительство запретило ве­чер, посвященный 10й годовщине со дня смерти В. В. Мая­ковского. Но ряд писателей вручил вильнюсскому коррес­понденту ТАСС коллективное письмо, которое подписали П. Цвирка, Л. Тира, К. Борута, А. Венцлова, К. Корсакас, Й. Шимкус и другие. В нем отмечалось, что прогрессивные писатели Литвы не только любят Маяковского, но смотрят на его работы как на вдохновляющий пример.

Огромное возмущение общественности вызвали очеред­ные события в Вильнюсе. Собравшиеся в польском театре «Лютня» «национальные» активисты начали свистеть, то­пать ногами и кричать, когда артистка запела попольски. В ответ польские буржуазные националисты прибегли к ос­корблениям. Произошла свалка. Спектакль пришлось пре­кратить. Поведение литовских шовинистов резко осудило об­щество литовских писателей. Оно опубликовало откры­тое письмо к общественности, которое подписали В. КревеМицкявичюс, Л. Гира, В. МиколайтисПутинас, В. Сруога, П. Цвирка.

Однако инциденты продолжались. Шовинисты собира­лись в вооруженные группы, приходили в кафе и громким пением прерывали эстрадные программы, шедшие на поль­ском языке.

Еще больше разбушевалась стихия после нескольких от­ветных террористических действий со стороны польских на­ционалистов. У кладбища Расу выстрелом из пистолета ра­нили полицейского Прусайтиса, а затем на улице был убит полицейский Блажис. Это явилось ответом на убийство двух поляков. Похороны полицейского стали поводом для крупных столкновений на улицах Вильнюса с кулачными боями, битьем окон в польских учреждениях и в театре «Лютня». Больше всех отличались буржуазные и мелко­буржуазные студенты — члены националистических корпо­раций.